Сняли вредность что делать

Установления через суд наличия вредных производственных факторов на рабочем месте

Сняли вредность что делать

Этот судебный процесс по защите нарушенных прав работника состоялся в  одном из районных судов в далеком уже 2010 году.

Елизовета В. – отделочника изделий из древесины филиала мебельной фабрики, обратилась за защитой своих нарушенных прав на досрочную пенсию в связи с вредными условиями труда..

Интересы работника в суде представлял  автор.

В августе того года у Елизаветы В.  стаж работы во вредных условиях должен был составить 10 лет.

Именно 10 лет необходимо отработать во вредном производстве женщине, чтобы с 50 лет выйти на досрочную трудовую пенсию.

Истице через три месяца эти 50 лет исполнялось.

Она исходя из  положение дел в филиале, имеющуюся  задолженность по выплате зарплаты и неясность будущего, решила за необходимыми для назначения досрочной пенсии документами  обратиться к работодателю.

Она знала, что уточняющая справка о работе во вредных условиях выдается по требованию работника в соответствии с требованиями статей 22 и 212 ТК РФ.

Каково же было ее удивление, когда и от работодателя и от профкома, она получила ответ, что вредный стаж ей не начисляют  с августа 2007 г.

Именно тогда в филиале провели реорганизацию производства, выделив и переведя в другой цех работников, которые работают с лаками.

С того же времени и Елизавета работала с клеями, которые, по мнению работодателя, подкрепленного соответствующими сертификатами, безвредны.

Поэтому, как ей разъяснил работодатель, стажа работы во вредных условиях труда в десять лет, у нее нет.

   Некоторые общие сведения.

               Вредные производственные факторы – это факторы среды и трудового процесса, воздействие которых на работающего при определенных условиях (интенсивность, длительность и др.) может вызвать профессиональное заболевание,  временное или стойкое снижение работоспособности,  повысить частоту соматических и инфекционных заболеваний, привести к нарушению здоровья потомства.

В зависимости от количественной характеристики (уровня концентрации и др.) и продолжительности воздействия вредные производственные факторы могут стать опасными.

             Среди вредных производственных факторов различают:

             физические факторы: температура, влажность, скорость движения воздуха, тепловое излучение;

            неионизирующие электромагнитные поля и излучения: электростатические поля, постоянные магнитные поля (в т. ч. и геомагнитное), электрические и магнитные поля промышленной частоты (50 Гц), электромагнитные излучения радиочастотного диапазона, электромагнитные излучения оптического диапазона (в т. ч. лазерное и ультрафиолетовое);

            ионизирующие излучения;

            производственный шум, ультразвук, инфразвук

            вибрация (локальная, общая);

            аэрозоли (пыли)  преимущественно фиброгенного действия;

            освещение — естественное (отсутствие или недостаточность), искусственное (недостаточная освещенность, прямая и отраженная слепящая блескост,ь пульсация освещенности);

электрически заряженные частицы воздуха — аэроионы;

химические факторы, в т. ч. некоторые вещества биологической природы (антибиотики, витамины, гормоны, ферменты, белковые препараты), получаемые химическим синтезом и (или) для контроля которых используют методы химического анализа;

            биологические факторы — микроорганизмы-продуценты, живые клетки и споры, содержащиеся в препаратах, патогенные микроорганизмы.

В ходе наших бесед, Елизовета рассказала, почти детективную историю о нарушении ее трудовых прав работодателем.

Детективную не в плане того, что там были стрельба и погони.

Просто для того, чтобы отстоять ее права потребовалось, кроме, подготовки иска в суд, найти доказательства нарушения работодателем ее права на безопасный труд.

Это пришлось делать в ситуации, когда работодатель узнав о подготовке работника к суду, препятствовал получению ею  необходимых документов о состоянии производственной среды. Он их, составленных уполномоченными организациями до спора в суде,  утаивал, а, полученные накануне суда, представил в суд.

Напуганные возможностью потерять работу, другие ее сменщики, отказались свидетельствовать в ее пользу в суде.

Ходатайство же пригласить этих работников в качестве свидетелей, суд при подготовке к судебному заседанию не удовлетворил.

            Кратко о защите нарушенных прав работников при индивидуальных спорах.

            Трудовой кодекс РФ допускает     через суд защиту нарушенных прав работников, в том числе индивидуальных трудовых споров.

            Из статьи  391 ТК РФ  следует, что в судах рассматриваются индивидуальные трудовые споры по заявлениям работника, , когда он  не согласен  с решением комиссии по трудовым спорам либо когда работник обращается в суд, минуя комиссию по трудтоянныовым спорам.

            При этом непосредственно в судах рассматриваются индивидуальные трудовые споры по заявлениям работника:

— о восстановлении на работе независимо от оснований прекращения трудового договора;

— об изменении даты и формулировки причины увольнения;

— о переводе на другую работу;

— об оплате за время вынужденного прогула либо о выплате разницы в заработной плате за время выполнения нижеоплачиваемой работы;

—  о неправомерных действиях (бездействии) работодателя при обработке и защите персональных данных работника.

             Непосредственно в судах рассматриваются также индивидуальные трудовые споры:

             — об отказе в приеме на работу;

            —  лиц, работающих по трудовому договору у работодателей — физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, и работников религиозных организаций;

            —  лиц, считающих, что они подверглись дискриминации.

            При этом, работник в соответствии со статьей 392 ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора в течение трех месяцев со дня, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении — в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки.

Дальше – больше.

Работодатель, узнав о том, что Елизавета собирается обжаловать нарушение своего права в суд, организовал проведения аттестации ее рабочего места. Для этого он заключил договор и оплатил услуги аттестованной организации.

Однако, результаты аттестации подтвердили, наличие по факторам производственной среды и трудового процесса,  вредных условий на рабочем месте Истицы.

По результатам аттестации оно  было аттестовано с классом «3.3 – Вредный 3 степени».

Однако, Список 2 предусматривает досрочный выход на льготную трудовую пенсию, лишь «Отделочников изделий из древесины, работающих с лакокрасочными материалами, содержащими вредные вещества не ниже 3 класса опасности» (код 22306020-16314, подраздел 6 пункта 2, раздел ХХI, Списка 2, постановления Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 г. № 10).

Елизавета  же с 2007 гг. работала с клеями, а это не одно и то же.

Однако, у нее  был протокол производственного контроля, проведенного в 2008 г. В нем было зафиксировано превышение предельно допустимых норм по двум вредным веществам.

И вот состоялся суд.

В ходе его против требований Елизаветы  выступали не только представители работодателя, но и пенсионного фонда, привлеченные к этому делу в качестве третьего лица.

Поддержали требования Истицы представители санэпидстанции, которые в далеком 2008 г. и проводили в рамках производственного контроля, замеры вредных веществ в воздухе рабочей среды на ее рабочем месте.

В суде, представители работодателя неоднократно пытались сказать, что Елизавета. давно знала о том, что с нее сняли вредность.

Однако суд принял аргументы истца и его представителя.

Гражданско – процессуальный кодекс установил, что если доказательства действия или бездействия определены федеральным законом, то они соответственно и устанавливаются.

Иными словами, для  Елизаветы. имели значение требования статей 72 и 74 ТК РФ, которые установили порядок изменения трудового договора.

Факт правомерности перевода работника на другие условия труда должен быть подтвержден письменным уведомлением, письменным согласием работника и соответствующим приказом.

Поэтому ответчика потребовали представить соответствующие доказательства. А их – то и не оказалось.

В суде было также установлено, что нет на рабочем месте необходимой притяжно – вытяжной вентиляции, производственный контроль рабочего места не проводился с 2008 г.

Сертификаты, имеющиеся у работодателя  на клеи, требуют постоянного контроля воздуха окружающей среды.

При проведении аттестации рабочего места вместо 14 вредных веществ, имеющихся в клеях, было замерено лишь одно.

Все это в совокупности было изучено судом, который принял решение в пользу Истицы.

Прежде всего, суд обязал работодателя выдать ей  справку о работе во вредных условиях.

Присудил возмещение морального вреда, причиненный. не исполнением работодателем требований трудового кодекса.

Можно, по — разному, оценивать это решение суда.

С одной стороны, справка Елизаветы не может быть использована для установления льготного периода для установления досрочной трудовой пенсии.

С другой стороны, у работника есть на руках документ о том, что он с 2007 г. по н.в. работал во вредных условиях.

Будем надеяться, что государство восстановить справедливость по отношению к работникам, которые хоть и работаю во вредных условиях, но не имеют права на досрочную трудовую пенсию по старости. И это только потому, что не поименована их профессия в Списке 1 т Списке 2.

О досрочной пенсии для работников производств с вредными и тяжелыми условиями труда.

Источник: https://ekspert-uc.ru/ustanovleniya-cherez-sud-nalichiya-vrednyih-proizvodstvennyih-faktorov-na-rabochem-meste/

Ведомство Голиковой сочло надбавки за вредность — вредными – Свободная Пресса

Сняли вредность что делать

Минздравсоцразвития подготовил поправки в Трудовой кодекс, позволяющие работодателям отменить часть льгот для работников вредных производств. Сейчас ТК РФ (ст.

 92, 117 и 147) предоставляет таким работникам сокращенную рабочую неделю (36 часов), право на ежегодный дополнительный отпуск и повышенную зарплату.

«За один вредный фактор работник должен получить три вида компенсации, что неправильно»,— говорит заместитель главы Минздравсоцразвития Александр Сафонов. Так, ведомство намерено сузить понятие «компенсация»: оно будет подразумевать только денежные выплаты — доплаты к зарплате.

Нынешний ТК, подчеркивают в министерстве, до сих пор содержит рудименты советской эпохи. В частности, соцгарантии регулируются так называемым «Списком производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда» от 1974 года.

Среди масштабных нововведений, предлагаемых ведомством Голиковой — переход от статусного (профессия, должность) и отраслевого (производство, цех) принципа установления соцгарантий к предоставлению компенсаций по результатам аттестации рабочих мест.

К чему приведут новации, рассуждает профессор МГУ, директор региональной программы Независимого института социальной политики Наталья Зубаревич.

«СП»: — Наталья Васильевна, наш ТК действительно не отвечает требованиям времени?

— То, что в Трудовом кодексе много рудиментов, я не сомневаюсь. И первый рудимент — пенсионный возраст, установленный в 1930-е годы. Кроме прочего, работники, занятые на вредных производствах, имеют право раньше выходить на пенсию.

Наличие этого пункта приводит к тому, что в России реальный возраст выхода на пенсию вовсе не 55 лет для женщин и 60 для мужчин — он меньше на три года. Мне кажется, поправки в ТК находятся в русле тенденции увеличить трудоспособный возраст.

И я с этим согласна.

«СП»: — А как вам идея аттестации рабочих мест?

— Это тоже правильно, рабочие места на вредных производствах надо аттестовывать. Я была на Магнитке — там оператор, управляющий сталелитейным производством, сидит в комфортабельном помещении с компьютером.

Это же не мартеновские печи! Другое дело, с введением поправок в ТК бизнес будет лоббировать снятие вредности с рабочих мест, чтобы не переплачивать сотрудникам. Но тут должно быть твердым государство, должны соблюдаться стандарты надзорных органов.

Если аттестация показывает, что рабочее место модернизировано, что оператор сидит за компьютером, управляя варкой стали — почему это место надо считать вредным?!

«СП»: — Можно ли сказать, что поправки направлены на то, чтобы снизить нагрузку на бизнес?

— Да, Минздрав хочет переложить выплаты за вредность на бизнесменов. Но надо понимать, что в этом случае они должны платить за объективные вещи, а не за список 1974 года. Если владелец предприятия не модернизирует производство, не проводит экологические мероприятия — он платит за вредность. Если доводит экологию до нормы — почему он должен платить?!

«СП»: — Минздрав подкрепляет свои предложения статистикой: по данным Росстата, на вредных и опасных производствах в добыче полезных ископаемых, обработке, строительстве, транспорте и связи занято 3,5 млн человек, или 26,2% от общего числа занятых, а компенсации получают 5,6 млн человек, или 41% работников…

— Видите, статистика тоже показывает, что многим переплачивают за несуществующую вредность, — все потому, что оплата идет по видам деятельности и по отраслям. А реальная вредность зависит от конкретного предприятия и конкретного рабочего места.

«СП»: — То есть, предложение с поправками рациональное, и бояться тут нечего?

— Увы, это не так. Я боюсь, что конкретный инспектор, который придет на предприятие, получит взятку и аттестует вредное рабочее место как не вредное. Или, наоборот, начнет шантажировать собственника: мол, сейчас аттестую места как вредные, или ты мне заплатишь! Мы же в России живем…

«СП»: — А на Западе есть система аттестации рабочих мест?

— Ни секунды не сомневаюсь, что там похожая система. Вредность наверняка оценивается по реальному состоянию, а не по классификаторам 1974 года. В этом я абсолютно уверена. Понимаете, в чем логика этих поправок? Они стимулируют бизнес модернизировать производство, вкладывать деньги в более чистые производства. Это жутко важно.

«СП»: — В теории — да. Но в России бизнес идет своим путем. В 1992 году, например, коксохимический комбинат на Урале «модернизировал» колонну, которая улавливала ядовитый фенол.

Фенол надо было перерабатывать, но единственный в СССР завод был на Украине. В 1992 завод оказался за границей, и с переработкой возник напряг. Так вот, уральские ребята париться не стали.

Они просто срезали макушку колонны, и фенол стал выбрасываться в воздух. Вы хотите сказать, с новыми поправками они бы так не поступили?

—  Надо делать схемы, которые стимулируют модернизацию. Никакой собственник не будет вкладывать в модернизацию производства просто так. Они и сейчас это делают только потому, что резко выросли экологические платежи. Собственников заставили вкладываться в очистку. Теперь то же самое надо сделать в системе оплаты труда на вредных производствах.

Другое мнение

Виктор Илюхин, депутат Госдумы (КПРФ):

— В статье 55 Конституции записано, что в России не допускается принятие законов, ухудшающих существующее положение гражданина. Поправки в ТК положение ухудшают. Нормы 1974 года и сейчас необходимы, они до сих пор не потеряли актуальности. А поправки — это попытка, по сути, оправдать жесточайшее наступление на трудовые права российских граждан, на их материальное благосостояние.

Премьеру Владимиру Путину надо признать, что правительство попало в сложное положение, и неспособно исправить ситуацию. В бюджете-2010 не хватает 3 трлн рублей, и дефицит, по-видимому, будет возрастать. Видимо, желание сократить этот дефицит движет исполнительной властью, когда оно урезает компенсации работникам вредных производств. Другой причины я не вижу.

Источник: https://svpressa.ru/all/article/27767/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.