Совместное обучение детей инвалидов и здоровых

Содержание

Как объединить, подружить и создать микросоциум для здоровых детей и детей с ОВЗ в классе

Совместное обучение детей инвалидов и здоровых

Что нужно, чтобы успешно интегрировать детей с ОВЗ в учебную среду? Учение и педагоги-практики выделять два условия: индивидуальный подход и адаптированные учебные технологии.

Дети с особенными возможностями развития (ОВЗ) – человек с ОВЗ отличается определенными ограничениями в повседневной жизнедеятельности. Речь идет о физических, психических или сенсорных дефектах.

Но, при всей актуальности и важности проблемы адаптации учебной среды, не менее значимой является проблема установления контактов между всеми детьми класса – здоровыми и с нарушениями развития.

Подходы к решению проблемы

Первый вариант пригоден для подготовки здоровых детей к появлению в классе ученика с ОВЗ, этот вариант заключается в передачи знаний о принятом в современном обществе поведении в отношении его представителей с видимыми и / или значимыми нарушениями.

Второй вариант – непосредственное включение детей с ОВЗ в сообщество здоровых сверстников и целенаправленное создание условий для взаимного внимания и общения между детьми.

В нашей стране для продвижения в этом направлении привлекаются методики, созданные иными не образовательными / ненаучными организациями, также занимающимися проблемами людей с инвалидностью.

Примеры мероприятий для детей

Для младших школьников могут проводится «Уроки доброты» – цикл занятий, разработанный Региональной Общественной Организацией Инвалидов (РООИ) «Перспектива» на базе программы занятий по пониманию инвалидности, проводимых в школах Калифорнии организацией KIDS (Keys to Introducing Disability to Society Project).

Цель «Уроков доброты»:

  • формирование позитивного отношения к людям с ограниченными возможностями и объяснение, что инвалидность не может являться основанием для отторжения человека социумом и исключения его из различных сфер жизни;
  • проводится сравнение отношения к людям с ОВЗ в предыдущие исторические периоды (презрение, желание изолировать в специализированные учреждения, отказ в правах на достойную жизнь) и на современном отрезке времени (равноправие со здоровыми людьми, интеграция в социум, всесторонняя помощь).

На «Уроках доброты» рассматриваются следующие темы:

стереотипы по отношению к людям с ОВЗ,

реализация прав и возможностей людей с ОВЗ,

доступность архитектурной среды,

инклюзивное образование как форма совместного бытия детей с разным уровнем психофизического развития,

этикет при общении с людьми с ОВЗ.

Методы, используемые для изучения курса «Уроки доброты»: 

пассивные – составляют мини-лекции о различных аспектах жизни людей с ОВЗ и действенных способах помощи им;

активные для учеников –  ролевые игры, дискуссии, мозговой штурм, просмотр и обсуждение фильмов, совместная работа в малых группах.

Психологические технологии общей направленности в работе со здоровыми учениками

Эти технологии разрабатывались для здоровых детей (среднее звено) с целью лучшего сотрудничества со сверстниками (также здоровыми детьми), понимания их эмоций и возможной потребности в помощи.

Занятия со здоровыми детьми по формированию толерантности (с использованием методик широкой направленности) проводит психолог, который формирует установку на осознание и принятие индивидуальности другого человека, развитие эмпатии (понимание эмоций и чувств людей) и умение устанавливать контакты со сверстниками.

Активные методы работы: ролевые игры (например, «Слепой и поводырь»), игры и упражнения на формирование эмпатийного принятия другого человека («Друг для друга», «Мы так похожи»), коммуникативные и перцептивные игры («Я знаю, что тебе снилось», «Мне не встать без твоей руки»).

Активное переживание ситуаций и представление себя в различных «ролях» позволяют типично развивающимся учащимся в дальнейшем понять эмоциональное состояние людей с ОВЗ, самостоятельно сделать вывод о вариантах поддержки со стороны здоровых людей, в том числе с их стороны.

Если интеграция ребенка с ОВЗ уже произведена в класс

Пригодны методы непосредственной организации контактов между детьми класса и формирования сплоченного сообщества.

Технологии этого направления разрабатываются прежде всего за рубежом, так как теоретиками и практиками педагогики зафиксирована необходимость целенаправленно вовлекать учеников с ОВЗ в контакты с одноклассниками, а у здоровых детей формировать заинтересованное, основанное на гуманистических ценностях отношение к их «особому» соученику.

Примеры мероприятий

В странах Северной Америки широкое распространение получили еженедельные собрания класса.

Цель – формирование и сохранение общности класса, вовлечение всех учеников в происходящие в классе (школе) события.

На собраниях, при активном участии всех детей класса, определяются дела, начатые на прошедшей неделе и требующие завершения, обсуждаются предстоящие мероприятия, обозначаются виды деятельности, требующие взаимодействия и взаимопомощи между одноклассниками.

Аналогичный метод разработан в Польше, получивший название «В уголке на коврике».

Суть метода:

свободный рассказ детей о проведенных выходных – подобные обсуждения проводятся каждую неделю по понедельникам.

Цель: создания непринужденной обстановки и сохранения эмоционального комфорта дети и учитель располагаются по кругу. Каждый ребенок получает право на внимание со стороны других детей, которые, в свою очередь, приобретают навык активного слушания собеседника.

В заключении отметим, что при действительной проблеме взаимоотношений между здоровыми детьми и детьми с ОВЗ педагогикой и психологией накоплен определенный круг методов для формирования сплоченного микросоциума соучеников, исключающего не толерантное поведение и изоляцию некоторых сверстников.

Читать еще по теме:
Как говорить, если говорить сложно (помощь детям с нарушениями речи)

Три упражнения на коррекцию дисграфии у студентов

 Шевелёва Дария Евгеньевна — аспирантка Центра педагогической компаративистики Института стратегии развития образования РАО (Москва).

Источник: https://www.eduneo.ru/kak-obedinit-podruzhit-i-sozdat-mikrosocium-dlya-zdorovyx-detej-i-detej-s-ovz-v-klasse/

Совместное обучение детей и детей-инвалидов

Совместное обучение детей инвалидов и здоровых

Образование детей-инвалидов так же важно для государства, как и обучение здоровых детей. Исследования показывают, что для достижения результатов особой категорией учеников недостаточно создать комфортную учебную среду.

Важно обеспечить взаимодействие со здоровыми малышами. Инклюзивное, то есть совместное обучение – это залог социальной адаптации, развития коммуникативных навыков.

Поэтому получение образования для малышей с особенностями в общеобразовательных школах закреплено на государственном уровне.

Дети-инвалиды в школе

Согласно существующему законодательству, дети с ограниченными возможностями здоровья могут учиться в общеобразовательной школе и отказать в приеме такого малыша в учебное заведение руководство не имеет права. Но простое учреждение:

  • не создает специальных условий, для комфортного пребывания;
  • не изменяет учебную программу;
  • ребенок-инвалид вынужден осваивать знания в тех же условиях, что и здоровые ученики;
  • темп быстрый, знания будут усваиваться медленно и не в полном объеме.

Исправить положение могли бы дефектологи, логопеды, но в учреждении не будет никого, кроме психолога, знакомого с особенностями детей с ограниченными возможностями в общих чертах. Стоит ли говорить, что такое образование не приоритетно для инвалидов.

Совместное обучение детей-инвалидов и здоровых

Успешное совместное образование детей с ограниченными возможностями и здоровых малышей осуществляется в инклюзивной школе. Здесь ученики имеют равные возможности для усвоения знаний и социальной адаптации.

Сама школа обустраивается и оснащается таким образом, чтобы учащимся с особенностями, было удобно здесь находиться.

Специальное оборудование, пандусы, парты, освещение, учебники – это часть того, что требуется для комфортного обучения.

Учителя, работающие в инклюзивной школе, проходят дополнительные курсы, знакомятся с особенностями инвалидов, следуют принципам инклюзии. На помощь приходят другие специалисты:

  1. дефектологи;
  2. логопеды;
  3. психологи;
  4. медики.

Они постоянно сопровождают образовательный процесс, диагностируют учащихся, направляют работу преподавателя. Отдельное внимание отводится общению с родителями учеников. Каждый из них получает консультации, относительно ребенка, даже здорового. Это позволяет добиться социальной адаптации и развить толерантность.

Школа для инвалидов

Специальные школы для учеников с ограниченными возможностями по-прежнему преобладают над инклюзивными в нашей стране. Это учреждения, занимающиеся коррекцией нарушений. Обучение здесь осуществляется по специально разработанной программе с учетом возможностей учеников.

Школы для инвалидов собирают малышей с одинаковым типом проблем: слепых и слабовидящих, глухих и слабослышащих, детей с двигательными нарушениями.

Образовательная среда подготавливается таким образом, чтобы скорректировать конкретные проблемы, поэтому найти учреждение, где одновременно обучают слепых и глухих – сложно.

В такой среде для инвалида даже комфортнее, чем в инклюзивной. Здесь все похожи на него, нет недопонимания со стороны здоровых.

Но эту положительную сторону перекрывает минус: ребенку с ограниченными возможностями здоровья не нужно стараться социализироваться, привыкать к трудностям окружающей действительности.

Выпускники школ для инвалидов часто замыкаются в себе и не могут найти подходящую работу, оказавшись за ее пределами.

Курсы для инвалидов

Расширить границы знаний лиц с ограниченными возможностями, помочь найти профессию могут специальные образовательные курсы. В большинстве своем они бесплатны и организуются на базе государственных социальных учреждений, фондов. Охватить весь спектр нарушений один курс не сможет, поэтому для разных групп инвалидов открываются разные курсы.

Швейному мастерству, растениеводству могут обучаться лица, имеющие расстройства аутистического спектра. Они усидчивы, скрупулёзны, чтобы освоить такой навык. Инвалидам по зрению могут понравиться курсы компьютерной грамотности и слепой печати. Глухих и слабослышащих обучают лепке, маникюру, росписи.

Курсы обучения инвалидов в профессиональном образовании позволяют получить работу и реализовать себя. Но процесс дорогостоящий, поэтому в небольших городах курсы для лиц с ограниченными возможностями встречаются не часто.

Условия развития дистанционного образования инвалидов

Дистанционное образование становится отличной альтернативой для обучения малышей с ограниченными возможностями здоровья, но школ, которые реализуют подход мало. Иногда процесс реализуется для одного ученика. Причиной такого ограниченного круга обучающихся дистанционно является отсутствие специальных условий:

  1. Оборудование рабочего места ученика в его доме. Приобретается компьютерная техника, сканер, планшет, веб-камера и прочее. Оснащение дорогостоящее, поэтому закупить его в большом количестве невозможно.
  2. Постоянный доступ к высокоскоростному интернету, чтобы ребенок находился на связи с классом весь учебный день.
  3. Оборудование классов в школе компьютерной техникой. Доступ к уроку должен быть со стороны каждого кабинета, в котором проводятся уроки.
  4. Обучение родителей. На их плечи ложится необходимость обеспечивать свободный доступ ребенка к дистанционным урокам. При возникновении технических проблем, ученик не всегда сможет устранить их самостоятельно, в результате чего пропустит учебный день.
  5. Обучение учителей. Они, также как и родители, должны обеспечивать свободный доступ инвалида к уроку, устранение технических трудностей. Придется скорректировать учебную программу, сделав ее доступной для изучения на расстоянии.

Варианты организации процесса

Обучаться дистанционно ребенок-инвалид может по-разному. На базе школы могут быть организованы:

  1. Веб-занятия – предполагающие, что ученики присутствуют на занятии через сеть Интернет. Для этого может быть создан специальный форум или отдельный сайт, на который можно отправлять результаты домашних, контрольных работ.
  2. Чат-занятия – когда весь класс и учитель работают в специально созданном чате и имеют к нему одновременный доступ.
  3. Телеконференции – позволяющие держать видео-связь ученика с классом.
  4. Телеприсутствие – реализуется с помощью робота, который перемещается по школе, передавая видео- и аудиосигналы из учебных кабинетов к ученику-инвалиду. Такой метод находится на экспериментальной стадии, поскольку требует особого оснащения.

Реализовать дистанционный процесс получения знаний можно непосредственно на дому, снабдив ребенка необходимым оборудованием. Если инвалидов, нуждающихся в обучении много, в целях экономии можно организовать работу на базе центра дистанционного образования. Для этого решается вопрос с транспортировкой учеников к месту учебы.

На дому

Дистанционное обучение на дому является самым доступным и реализуется давно. Смысл заключается в том, что учителя приходят домой к ребенку и проводят с ним индивидуальное занятие. Образовательная программа может быть как общей, так и вспомогательной.

Первая полностью совпадает с общей школьной, а значит учитель проводит такой же урок, как и для остального класса, так же дает домашние задания, проверяет знания контрольными и лабораторными, но делает это в условиях дома ребенка. В конце обучения инвалид может сдать государственные экзамены и получить соответствующий аттестат о получении среднего образования.

Вспомогательная программа продумывается индивидуально и после обучения ребенок не получает аттестат общего образца.

Расписание занятий при домашнем обучении не может совпадать с классным. Учителя приходят раз в неделю, но проводят сразу несколько уроков. Такой темп может быть слишком интенсивен для ребенка с ограниченными возможностями здоровья, поэтому занятия не всегда длятся положенные 45 минут. Их могут сократить до комфортных для ученика. Количество предметов не превышает трех за день.

Аттестация знаний при обучении инвалидов

Аттестация знаний учеников-инвалидов проводится на протяжении учебного года. Они выполняют контрольные, лабораторные работы, не зависимо от того, в школе проходит обучение или дистанционно. График проведения аттестации утверждается учебной комиссией.

Выпускные экзамены ребенок-инвалид имеет право сдавать в особых условиях.

Время на выполнение заданий увеличивается, экзаменационные формы предоставляются на выбор (ГИА и ЕГЭ или используемые до их введения письменные экзамены в виде сочинения, изложения и так далее).

Результаты некоторых экзаменационных форм в дальнейшем не принимаются ВУЗами, поэтому решение о том, как проходить аттестацию ребенок принимает исходя из планов и с учетом возможностей.

Доступ к особой экзаменации лицо с ограниченными возможностями получает только по результатам прохождения ПМПК или получения справки, подтверждающей статус инвалида. При необходимости на помощь ребенку приходят ассистенты, обеспечивающие нормальную работу технических средств.

Трудоустройство и профессиональное обучение инвалидов

Чтобы быть зачисленным в высшее учебное заведение, ребенок-инвалид не проходит общий конкурс. Документы можно подавать одновременно в 5 учреждений, в каждом – на 3 факультета.

Так что шанс получить бесплатное образование высок, если успешно сданы выпускные экзамены в форме ЕГЭ, на основании которых происходит зачисление в большинство ВУЗов и ССУЗов.

Будучи студентом, инвалид решает, по индивидуальной или общей программе будет проходить обучение.

При трудоустройстве для лиц с ограничениями по здоровью продуманы гарантии, регулируемые федеральными законами. На подходящие специальности резервируются места, трудоустроить на которые можно только инвалидов.

Условия работы создаются таким образом, чтобы реабилитировать сотрудника, позволить работать в комфортных условиях: рабочее время сокращается и даются другие льготы.

Руководство организаций поощряется экономически, при найме инвалидов.

Заключение

Российская Федерация относительно недавно озаботилась нормальным обучением инвалидов и обеспечением их рабочими местами, поэтому и социализироваться им трудно. Преимущества достигаются при содействии родителей. Они добиваются соблюдения прав и гарантий для детей, в том числе права на образование и карьеру.

Учеба проходит дистанционно, на дому, в школах. Выбор организационной формы предоставлен родителям и детям. Государство берет на себя обязанности по созданию комфортных условий не зависимо от выбранного способа освоения знаний, аттестации и трудоустройства инвалидов.

Источник: https://ProInvalid.ru/trudoustrojstvo/sovmestnoe-obuchenie

Обучение детей-инвалидов в общеобразовательной школе | Милосердие.ру

Совместное обучение детей инвалидов и здоровых

Почему выполнение Конвенции ООН ведет к нарушению прав инвалидов в России? Чем инклюзия отличается от интеграции? Можно ли помочь ребенку-инвалиду в условиях общеобразовательной школы? Почему проблемы инвалидов касаются всех без исключения членов общества? На эти вопросы отвечали участники Общественных слушаний по делам инвалидов, прошедших в Госдуме.

Словосочетание «инклюзивное образование» в последнее время у всех на слуху. Школьник, пострадавший в аварии, возвращается в свой класс, но уже сидя в инвалидной коляске, это – инклюзия. Ребенок с синдромом Дауна идет в ближайший к дому детский сад – это тоже инклюзия.

Злом или благом является инклюзия российских школьников и дошкольников? Родители здоровых детей пожмут плечами: «Нас это, слава Богу, не касается».

Еще как касается! Ведь инклюзия предполагает совместное обучение всех детей – и здоровых, и с особыми образовательными потребностями.

Здесь и начинаются проблемы, которым были посвящены общественные слушания «Инклюзивное образование лиц с ограниченными возможностями здоровья: реализация или дискредитация?», состоявшиеся в Госдуме.

В мероприятии приняли участие госслужащие, педагоги, родители и правозащитники со всей России. Сама встреча была мероприятием инклюзивным, многие из участников – успешно работающие люди с самыми разнообразными нарушениями здоровья.

Форум был приурочен к годовщине ратификации конвенции ООН о правах инвалидов.

Справка:

В мае 2012 года Россия ратифицировала Конвенцию ООН по правам инвалидов.

Целью Конвенции является обеспечение полного и равного осуществления инвалидами прав и свобод человека, уважение к личности и особенностям всех людей. По определению ООН, к инвалидам относятся лица с устойчивыми физическими, психическими, интеллектуальными или сенсорными нарушениями, мешающими их полному и эффективному участию в жизни общества наравне с другими.

Инклюзия (франц. inclusif – включающий в себя, от лат. includere – заключать, включать) или включенное образование – термин, используемый для описания процесса обучения детей с особыми потребностями в общеобразовательных школах.

Гарантии прав людей с ограниченными возможностями здоровья на получение образования закреплены в Конституции РФ, а также федеральных законах РФ и типовых положениях.

Приключения инклюзии в России

Ратификация конвенции ООН перевела дискуссию об инклюзивном образовании на другой уровень – споры идут не о том, нужна ли инклюзия или нет, а о конкретных методах ее внедрения и проблемах, которые возникают по ходу процесса.

Для выступления на Слушаниях записалось более 40 человек, процитировать каждого выступившего, даже тезисно, возможности нет. Можно лишь пересказать суть опасений, которые высказывали педагоги и родители детей с особыми потребностями.

Сама по себе инклюзия – инициатива очень хорошая, опробованная и принятая во многих странах, но в России с нею – определенные проблемы.

Давайте начнем с конкретного факта: на всю Владимирскую область не нашлось детского сада, который бы принял слепого ребенка. Специализированного учреждения нет, а обычные от слепого ребенка отказываются.

Причем напрасно вы думаете, что эта проблема касается только родителей слепого ребенка.

Как бы вы отнеслись к тому, что вместе с вашим ребенком в группе будет слепой или ребенок с ДЦП? Как правило, родители относятся очень негативно. И не только из-за боязни «иных», но по соображениям чисто практическим – особый ребенок будет оттягивать на себя внимание педагога.

Советская система образования предполагала существование коррекционных школ 8 видов. С одной стороны, дети загонялись в резервации, но, с другой стороны, в этих резервациях было финансирование и педагоги, обладающие специальными знаниями и четкие правила. Но в новом Законе об образовании, который вступает в силу с сентября 2013 года вообще нет понятия «вид коррекционного учреждения».

Финансирование школ сейчас отдано на откуп регионам, а коррекционные учреждения – удовольствие дорогое, вот и закрывают.

Введение инклюзивного образования послужило поводом, пусть формальным и косвенным, но – поводом, для закрытия таких учреждении, например, системы лекотек и школ надомного обучения в Москве.

Нет, в законе об образовании, никто не призывает закрывать коррекционные учреждения, но такая трактовка – возможна.

Некоторым чиновникам показалось, что инклюзия – способ сэкономить. В коррекционном садике больше сотрудников, чем в обычном, там меньше группы, особая оплата работы специалистов и другие специальные условия.

Все это для областного бюджета – дорого.

Коррекционная школа – учреждение интернатного типа, в среднем 5-12 детей в классе, работают не только учителя, но и воспитатели, да и средств на одного учащегося по норме выделяется в разы больше, чем на обычного школьника.

И вот вводится инклюзия — значит, всех детей можно поместить в обычные школы и садики. Ура! Коррекционные учреждения больше не нужны, давайте их закрывать.

И вот коррекционный садик сливают с обычным, в котором по норме – 20-25 детей на одного воспитателя. Теперь представим, что 10 из 20 детей имеют некоторые особенности развития.

Отдадите вы своего ребенка в такой садик? Кому придется остаться дома – ребенку с особыми потребностями, или обычному?

Похожая ситуация и в школе. Как вы думаете, сможет ли обычный учитель, прошедший 72 — часовой курс подготовки заменить нескольких специалистов, изучавших олигофренопедагогику в течение пяти лет? Количество детей в классе устанавливается в регионах, и делается это, исходя из экономических соображений, а не из интересов детей.

Кстати педагоги-дефектологи за свой труд получают надбавки. Предполагается, что обычному учителю они не нужны. Теперь назовите хоть один повод, чтобы обычный загруженный и замотанный российский педагог захотел видеть среди учеников в своем классе детей с особыми потребностями.

Недавно в Москве произошла трагедия: попал под поезд ребенок. Этот мальчик был слабовидящим, но учился в обычной школе.

В коррекционной школе слабовидящих детей учат правильно определять расстояние до предмета и никогда не отпускают учащихся одних, без сопровождающего, а инспекторы ГИБДД постоянно проводят в таких школах специальные занятия. То, что для особого ребенка не были созданы условия в обычной школе, стоило ему жизни.

Среди детей с особыми образовательными потребностями есть дети с ментальными нарушениями. По новому закону об образовании такие дети могут учиться в обычной школе. Но при этом в законе нет критерия, по которому можно перевести такого ребенка в следующий класс.

Есть девочка с задержкой развития и есть четвертная контрольная, которую эта девочка должна написать, чтобы перейти в следующий класс. Понятно, что девочка эту контрольную никогда не напишет. Это – вопросы только по учебному процессу.

Если начать разговор о поведенческих особенностях детей с различными нарушениями, то количество вопросов увеличится в геометрической прогрессии.

Экономия при закрытии коррекционных школ – кажущаяся. Если в обычную школу придут несколько детей с особыми потребностями, создать условия для каждого из них будет дороже, чем в коррекционном интернате. Если в класс пришел слепой или глухой ребенок или аутист, педагогов нужно обучить педагогов хотя бы способам коммуникации.

Слепому и глухому нужно как-то объяснить материал, а с аутистом –выстроить отношения. Каждый родитель ребенка с аутизмом знает, что в какой-то момент, для обычных людей непредсказуемый, аутист может «съехать с катушек», например, упасть на пол и закричать. Представим, что учитель из самых лучших побуждений захотел такого ребенка прижать к себе, чтобы успокоить.

Это специалисты знают, что аутисты негативно реагируют на попытки взаимодействия.

Пока в системе образования нет достаточного количества специалистов, которые были бы способны организовать и поддерживать инклюзию на местах. Но такие специалисты есть в системе коррекционного образования, которую сейчас активно разрушают вместо того, чтобы использовать как базу для обучения кадров.

Пока никаких условий для особых детей в российских школах нет, да нет и желания это делать в школах. В одной школе мальчика-колясочника, проучившегося четыре года в обычной начальной школе, перевели в коррекционную только потому, что в старших классах занятия проходили в разных кабинетах, а возить коляску было некому, да и пандусом школу никто не оборудовал.

Конечно, если в регионе нет коррекционных учреждений — делать нечего, придется создавать и обучать, а если есть – то зачем их расформировывать? Можно создать на этой базе ресурсные школы. Чтобы ребенка с нарушениями отправлять не в открытый космос, а туда, где есть условия.

Например, в одной школе есть педагоги, умеющие работать со слепыми, и создана для них среда, в другой – сурдопедагоги, а в третей – пандусы и подъемники. Можно помечтать и о школе, в которой есть условия для детей с несколькими видами нарушений. При этих условиях дети с особыми потребностями вполне могут учиться вместе с обычными.

Первое, что для этого нужно – желание педагогов создавать доступную среду, но, положа руку на сердце, есть ли у них для этого время?

Особняком стоят дети с хроническими заболеваниями, которые будучи полностью готовыми к учебе в обычной школе, не могут туда попасть. А ведь для того, чтобы ребенок с эпилепсией, или диабетик, даже инсулинозависимый, мог учиться в обычной, школе, хватило бы обычной школьной медсестры. Но ее «оптимизировали».

Впрочем, сейчас в школах и садиках и для ребенка с гастритом нет условий, готовить запретили, кухни демонтировали, в качестве еды детям предлагают разогретые концентраты и шоколадки по «буфетным» ценам.

Плоды такой экономии не заставят себя ждать, ведь уже сейчас на всю школу можно найти только несколько человек с первой группой здоровья, а если копнуть глубже, то и эти несколько – не здоровые, а недообследованные.

Инклюзия – условия и методы

В апреле 2012 года в Госдуме проходили парламентские слушания по проблеме инклюзивного образования и были выработаны рекомендации, содержащие ключевые идеи. Эти рекомендации не противоречат сохранению в России системы коррекционного образования. Но на практике все оказывается не так оптимистично.

Несмотря на правильные формулировки закона, его интерпретация и исполнение приносит российским инвалидам множество новых проблем. Причем на нарушение прав человека жалуются по двум противоположным поводам.

Одни родители хотят обучать своих детей-инвалидов в обычной школе, но и им в этом отказывают, а другие хотели бы учить ребенка в коррекционном учреждении, но это учреждение расформировывают. Немало жалоб от родителей на объединение коррекционных учреждений с общеобразовательными, напоминающее об анекдотическом гибриде ужа и ежа.

Реальность такова, что каждый случай перевода ребенка из коррекционной школы в обычную, равно как и из обычной в коррекционную, может стать чьей-то личной трагедией.

Депутат Госдумы, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по образованию, вице-президент Всероссийского общества слепых Олег Смолин определил ключевую задачу общественных слушаний так: «Выработать рекомендации, которые бы позволили Российской Федерации разумно и рационально реализовать идею инклюзивного образования, исходя из сохранения и развития обеих систем – и коррекционного и инклюзивного образования». По словам Олега Смолина противоречий в этих двух подходах нет, в чем он сам он имел возможность убедиться на практике, пойдя сначала обучение в коррекционной спецшколе для слепых, а затем отучившись в обычном вузе.

Учитывая, что инклюзия уже заявлена, а интеграция – идет, инвалидам и их родителям приходится компенсировать недостачу за свой счет, имея из ресурсов одну пенсию.

Все это напоминает предложение совершить авиаперелет с пилотами-стажерами, которые наберут необходимый опыт по ходу.

Поэтому так много вопросов было у участников форума к присутствовавшей на мероприятии Светлане Алехиной, Директору института интегративного (инклюзивного) образования Московского городского психолого-педагогического университета.

То, что финансовые гарантии для защиты прав инвалидов в России сейчас слабоваты, отмечали все выступавшие. «Дети у нас есть. А где деньги?» – так сформулировала проблему одна из мам-активисток. По мнению участников, финансирование проекта нужно увеличить, имея в виду целевые расходы на конкретные нужды.

Итоги

Завершая форум Олег Смолин сказал:

«На самом деле мы вовсе не собирались противопоставлять коррекционное и инклюзивное образование. Мы считаем, что должны развиваться обе системы. Коррекционное образование должно стать одним из основных ресурсов для инклюзивного.

Но, конечно, исходить нужно, прежде всего, из интересов детей. Образование – редкая площадка, на которой корпоративная солидарность – благо. Интересы педагогов образовательного сообщества совпадают интересами детей.

Чем лучше будет педагогам, тем лучше будет ребенку, тем лучше будет в стране».

По итогам Общественных слушаний «Инклюзивное образование для лиц с ограниченными возможностями здоровья: реализация или дискредитация?» будет составлен документ, включающий все конкретные предложения.

7 июня 2013 года был издан приказ Министерства образования и науки, адресованный органам исполнительной Федеральной власти РФ, содержащий разъяснения к закону об образовании в части инклюзивного и коррекционного образования. Будем надеяться, что этот документ позволит сохранить коррекционные учреждения.

ССЫЛКИ:

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/inklyuzivnoe-obrazovanie-invalidov-integraciya-ili-diskriminaciya/

Совместное обучение здоровых детей и детей с ограниченными возможностями здоровья

Совместное обучение детей инвалидов и здоровых

Совместное обучение здоровых детей и детей с ограниченными возможностями здоровья

В наше время очень актуальна проблема обучения детей – инвалидов. Не все дети с отклонениями должны обучаться в коррекционных школах.

Есть дети, у которых есть отклонения по здоровью, но не настолько существенные, чтобы ребенок учился в заведениях, в которых обучают детей с тяжелыми заболевания.

Если ребенок не проходит комиссию в коррекционную школу, его направляют в общеобразовательную школу на условиях инклюзивного образования.

Инклюзивное образование — один из процессов трансформации общего образования, основанный на понимании, что инвалиды в современном обществе могут (и должны) быть вовлечены в социум. Данная трансформация ориентирована на формирование условий доступности образования для всех, в том числе обеспечивает доступ к образованию для детей с инвалидностью.

В данной статье я буду размышлять о проблемах обучения детей с синдромом СДВГ (Синдром дефицита внимания и гиперактивности)

Одним из условий введения инклюзивного обучения в школе является обязательное наличие врача, в школах должны быть организованы специальные курсы для педагогов, у которых в классе обучаются дети с ОВЗ ( ограниченными возможностями здоровья ).

К сожалению, очень часто встречаются случаи, когда родители скрывают от администрации школы и педагога проблемы своего ребенка из страха, что тот будет чувствовать себя неполноценным среди сверстников.

Такое недоверие со стороны родителей порой приводит к тому, что ребенок испытывает перегрузки, в результате чего наступает эмоциональный срыв.

Но когда учитель получает полную информацию о состоянии здоровья ребенка, он может в полной мере разработать для него подходящий режим дня, индивидуальный образовательный маршрут, внеся коррективны в календарно – тематический план своих уроков.

Для успешной реализации модели инклюзивного обучения необходимо создать в школе атмосферу толерантности и доброжелательности.

Чтобы создать благоприятную атмосферу в классе, в котором будет обучаться ребенок с ОВЗ, учитель проводит профилактические беседы в классе с детьми, на родительских собраниях проводит беседу с родителями, которые в свою очередь общаются на эту тему со своими детьми дома.

В течение всего времени обучения в нашей школе дети с ОВЗ находятся под пристальным вниманием педагога-психолога. Работа с ними проводится как по плану, так и по запросу педагогов и родителей. При необходимости дети направляются на дополнительные консультации в Центры психолого-педагогической реабилитации и коррекции и медицинские учреждения.

Гиперактивному ребенку трудно сидеть, он суетлив, много двигается, вертится на месте, иногда чрезмерно говорлив, может раздражать манерой своего поведения. Часто у него плохая координация или недостаточный мышечный контроль. Он неуклюж, роняет или ломает вещи, проливает молоко.

Такому ребенку трудно концентрировать свое внимание, он легко отвлекается, часто задает множество вопросов, но редко дожидается ответов. Обычно симптомы СДВГ у детей начинают возникать в возрасте 2-3 лет (раздражительность, громкий плач, нарушение сна, отставание в двигательном и речевом развитии).

Зачастую в 3-4 года, до поступления ребенка в детский сад, родители не считают его поведение ненормальным и не обращаются к врачу. Родители часто объясняют такое поведение ребенка тем, что он не может адаптироваться к новым ( завышенным ) требованиям со стороны воспитателя или педагога.

Ухудшение течения заболевания происходит с началом систематического обучения (в возрасте 5-6 лет). Кроме того, этот возраст является критическим для созревания мозговых структур, поэтому избыточные нагрузки могут вызывать переутомление.

Пик гиперактивности приходится на возраст 6 – 7 лет. Самый яркий ее показатель – несформированность произвольного внимания. К 7 годам у детей при норме развития произвольное внимание должно быть сформировано

Эмоциональное развитие малышей, страдающих синдромом дефицита внимания с гиперактивностью, как правило, запаздывает, что проявляется неуравновешенностью, вспыльчивостью, заниженной самооценкой. Данные признаки часто сочетаются с тиками, головными болями, страхами.

Такие дети с большим трудом адаптируются в коллективе, так как часто они проявляют вспыльчивость, у них проявляется заниженная самооценка и неуравновешенность, из – за этого у таких детей часто возникают конфликты со сверстниками и своими родителями, что только еще больше усугубляет трудности в обучении.

Когда таким детям уделяют внимание, слушают их, и они начинают чувствовать, что их воспринимают всерьез, они способны каким-то образом свети до минимума симптомы своей гиперактивности.

Коррекционную работу с такими детьми можно проводить в рамках игровой терапии. Неоценимую помощь оказывают релаксационные упражнения и упражнения на телесный контакт так как они способствуют лучшему осознанию малышом своего тела, а впоследствии помогают ему осуществлять двигательный контроль.

На сегодняшний день психологические особенности данной категории детей остаются малоизученными, так же очень сложно говорить о сформировании готовности детей с СДВГ к обучению в школе.

В большинстве подходов к коррекции детей с СДВГ делается акцент на снижении гиперактивности и развитии внимания.

Самая распространенная методика – «Арт – терапия», но все равно на данный период времени существует необходимость разработки комплексной программы по психологической подготовке ребенка к школе.

Источник: https://infourok.ru/sovmestnoe-obuchenie-zdorovih-detey-i-detey-s-ogranichennimi-vozmozhnostyami-zdorovya-1025067.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.